Версия для печати

Птичка киви против цистерцианских монахов

13 марта 2017 Kumeurivertasting

Винные битвы между Старым и Новым светом, в том числе вслепую и с участием ведущих экспертов, журналистов и игроков рынка, имеют солидную историю. После знаменитого Парижского суда в 1976 года, организованного Стивеном Спурье и открывшего миру калифорнийские вина, каждая новая винодельческая страна успела неоднократно потягаться и положить на лопатки красное Бордо и белую Бургундию. Тезис о том, что "не только в Бордо делают великие кабсовы" или "не только в Бургундии есть великие терруары для шардоне", давно прошел проверку временем, так же, как и старые винтажи лучших новосветских вин. Однако жанр wine battle по-прежнему не теряет актуальности ни в среде неофитов, ни среди профессионалов.

Разделение винодельческого мира на Новый и Старый довольно условное. Формально Старый свет - это Европа, а Новый - другие континенты. Но что, к примеру, делать с Россией или старушкой-Англией, где серьезно виноделием занимаются последние пару десятков лет? Или, с другой стороны, с ЮАР, где делают вино с XVII века, в том числе (но не только) благодаря гугенотам, бежавшим из Франции и осевшим в регионе, который потом назвали Franschhoek, "французский угол". Не Бургундия и Тоскана, конечно, но все же. Однако Новая Зеландия - однозначно страна Нового света. Здесь все реально началось в 70-е годы прошлого века (хотя конечно, виноградники сажали и раньше, и даже делали крепленые вина для местного пользования), а на мировой рынок новозеландские вина, прежде всего совиньон бланы и пино нуары, ставшие визитной карточкой страны Kiwi, вышли еще позже, в 1990-е.

  

Хозяйство Kumeu River - один из основоположников современного новозеландского виноделия. Оно было основано в 1944 году эмигрантами из Хорватии, семьей Брайковичей (Brajkovich), в районе города Окленд, а точнее в местечке Кумеу, где семья купила первый виноградник, который сегодня известен как Сан-Марино. Однако началом современной истории Kumeu River можно считать середину 80-х. К тому моменту третье поколение семьи, прежде всего легендарный винодел Мате Брайкович, переоборудовало винодельню, высадило французские сорта на месте местных гибридов и стало делать вина, используя современные методы. Вопреки всеобщему помешательству на ярких, парфюмированных, черносмородиновых совиньонах, главным сортом Kumeu River стал шардоне. Возможно, Брайковичей вдохновил недосягаемый идеал вин Кот д'Ора, а возможно Мате гениально уловил суть терруара в долине реки Кумеу с хорошо дренированными почвами из глины и песчаника. Окленд, который расположен на широте юга Испании и больше известен своими красными винами, не кажется самым удачным местом для выращивания винограда, способного дать кристально-чистые, свежие, долгоиграющие вина, которые могли бы потягаться с белой Бургундией. Однако к северо-западу от Окленда, на виноградниках Kumeu River особый микроклимат. Всего в 20 км к западу Тасманское море, а в 30 км к востоку - Тихий Океан, так что прохладное морское влияние и частая облачность, защищающая ягоды от слишком жаркого летнего солнца, виноградникам обеспечены. “Для нас 30ºC - это очень жарко, но тем не менее кислотность сохраняется высокой”, - замечает Майкл Брайкович, нынешний главный винодел хозяйства и один из первых Master of Wine не британского происхождения.

   

Неважно, что сыграло решающую роль: интуиция, профессионализм или страсть, климат, тщательный выбор лоз для каждого виноградника (например, на Maté's Vineyard высажены клоны из аргентинской Мендосы, а на Hunting Hill известный калифорнийский клон 15, выведенный для более прохладного климата) или грамотная работа с дубом. Скорее всего, все эти факторы разом. Но результат налицо: шардоне от Kumeu River регулярно признают лучшими шардоне Новой Зеландии.

Поэтому вполне логично, что владелец известной лондонской виноторговой компании Farr Vintners Стивен Броуэтт, который импортирует Kumeu River аж с 1990 года и является давним и страстным поклонником вин семьи Брайкович, решил устроить в мае 2015 года историческую слепую дегустацию “Top Kiwi V. White Burgundy”. Как бы там ни было, белые бургундские вина были и остаются абсолютной вершиной и в сознании покупателей, и с точки зрения заоблачных цен, и, конечно, как максимально близкое к идеалу воплощение сорта в союзе с терруаром.

Броуэтт собрал вина от ведущих бургундских производителей, таких как Fontaine-Gagnard, Marquis de Laguiche, Comtes Lafon, Bouchard Pere et Fils, Sauzet, Leflaive и других, и разбил их на четыре сета из четырех винтажей: 2012, 2010, 2009 и 2007. Вина были как коммунального уровня, так и уровня премьер крю. В каждом сете участвовало по одному вину от Kumeu River соответствующего года, а именно три шардоне с отдельных виноградников Coddington, Maté’s Vineyard и Hunting Hill, и Estate Chardonnay с разных участков в долине реки Кумеу. К судейству привлекли 14 влиятельных экспертов англоязычного рынка, в том числе Нила Мартина (Wine Advocate), Дженсис Робинсон, Джейми Гуди (Wineanorak.com), журналистов из Decanter, Daily Mail, Wall Street Journal и других изданий, а также авторитетных виноторговцев. В дегустации также принял участие младший представитель семьи Брайковичей - Пол, который отвечает в компании за продажи и маркетинг. Вина разливались из декантеров и оценивались по 20-бальной системе.

   

Итог дегустации, как не трудно догадаться, превзошел все ожидания собравшихся: по единодушному мнению экспертов шардоне от Kumeu River получили максимальные оценки в трех сетах, а в четвертом новозеландский образец уступил бургундцу всего 0.7 балла.  “Мне кажется, первой мыслью большинства участников было сразу же после дегустации залезть в интернет и посмотреть, кто возит вина Kumeu River. Это поразительно хорошие вина. Думаю, что шардоне -  та область, где лучшим производителям Нового света можно не бояться сравнительных слепых дегустаций.” (Джейми Гуди)

Помимо оглушительного разгрома бургундской сборной, дегустация выявила несколько примечательных моментов.

Во-первых, цена. Несмотря на то, что топовые новозеландские вина нельзя отнести к разряду дешевых, в сравнении с бургундскими они явно выглядят привлекательней. Самыми дешевыми из французских вин-участников были свежие коммунальные Meursault Clos du Cromin 2012 от Javillier и Chassagne Montrachet 2012 от Niellon, "всего" 320 фунтов стерлингов на английском рынке. Тогда как цена самого дорогого вина от Kumeu River Maté’s Vineyard Chardonnay 2009 - 220 фунтов.

Во-вторых, победа новозеландцев одним ударом отправила в нокаут винных снобов, не доверяющих новомодным screwcaps. Самое дорогой образец дегустации - Puligny-Montrachet 1er Cru Clavoillon 2007 от Domaine Leflaive (£1393) - увы, оказался с пробкой, как и Niellon Chassagne-Montrachet 2012, а Vincent Girardin Meursault Narvaux 2009 быстро окислился и умер в бокале. В Kumeu River таких проблем нет, хозяйство полностью перешло на винт в 2001 году, после того как в конце 1990-х целая партия вина оказалась заражена злостным TCA (трихлоранизолом, вызывающем "болезнь" корковой пробки и ответственным за неприятный запах мокрого картона и плесени в вине). В современном мире винтовая пробка перестала быть синонимом дешевого вина, многие уважаемые производители не только Нового, но и Старого света, например, Jermann в итальянском Фриули, закупоривают свои топовые вина винтом, тем более что современные модели screwcaps вполне позволяют винам дышать и развиваться, хотя и иначе, более медленно, чем под натуральной пробкой. Дженсис Робинсон пишет о Kumeu River, Hunting Hill Chardonnay 2007 (то есть вину на тот момент восемь лет): "Сладкое, цветочное и развитое в аромате. Плотное и свежее, натянутое, как струна. Полное достоинства. Отличная кислотность свидетельствует, что это скорее всего Kumeu River. Вино на пике развития."

   

 "Вина Kumeu River блистали на дегустации, потому что в целом были лучше сделаны, были более благородными, сложными и утонченными. Возможно, Брайковичи просто лучше старались. В этой истории больше всего поразил не успех относительно недорогих новозеландцев, а состояние некоторых белых бургундцев." (Дженсис Робинсон)

"Можно ли сказать по итогам дегустации, что шардоне от Kumeu River's - двойник белой Бургундии? Ответ: нет. Видно, что стилистически эти вина вдохновлены Бургундией, но каждый раз можно было сказать, какое из вин сета сделано на другом конце света, так или иначе, но определить происхождение вина было легко. Возможно потому, что несмотря на различие вин с разных виноградников, есть некий общий лейтмотив, объединяющий все вина, и возможно именно благодаря ему мы так высоко оценили вина Kumeu River в каждом сете." (Нил Мартин)

И, наконец, еще один момент, практический. За последние годы (в том числе в результате кризиса) российский винный рынок сильно просел в сегменте интересного Нового света, - особенно это видно по винам из Новой Зеландии и Австралии, - сфокусировавшись на винах дешевого и среднего уровня, грубо говоря, на сочных, пряных ширазах, легких пино нуарах и ароматных совиньонах, простых и понятных потребителю. Если говорить о Новой Зеландии, то у нас, увы, больше не найдешь вин Neudorf, Ata Rangi, Thornberry или Mount Riley. Kumeu River - один из немногих топовых производителей, вина которого можно по-прежнему купить в России.

Logo

Данный сайт содержит информацию, не рекомендованную для лиц, не достигших совершеннолетнего возраста.
Сведения, размещенные на сайте, носят исключительно информационный характер и предназначены только для личного использования.

Подтвердите свое совершеннолетие для доступа на сайт.